11 августа 2017

«Marimba Plus»: У нас каждому есть, что сказать

sample

С 1999 года ансамбль успел выступить на самых разных площадках - от клубов до ведущих концертных залов, принял участие в международных фестивалях, а также объехал с гастролями многие города России. 26 августа MarimbaPlus выступит на сцене фестиваля SkolkovoJazzScience.

 

Начнем с начала, то есть с названия. Как появилась идея сделать маримбу лидирующим инструментом, ведь это уникальное явление в российской музыке.

Лев Слепнер: В профессии классического ударника очень много инструментов – ты можешь выбрать любую специализацию. Я влюбился в маримбу, наверное, в большей степени, чем в другие инструменты, и мне захотелось создать ансамбль, где другие инструменты-участники сочетались бы с тембром маримбы. Сформировался такой коллектив не сразу: понадобились годы для того, чтобы «MarimbaPlus» зазвучала так, как она звучит сегодня – это совершенно отдельный современный период. Начинали мы с другого состава,  классических инструментов:  контрабаса, флейты, кларнета, виолончели. Это был живой музыкальный состав, который был очень близок к академическим традициям, но играли мы уже не академическую музыку, а в большей степени, авторскую. Постепенно, шаг за шагом одни инструменты вытесняли другие: саксофон вытеснил виолончель – появился «ритм сердца», и «Marimba» стала играть уже джазовую музыку, с большим вкраплением импровизаций, разнообразных звуков и форм. Был даже период, связанный с электроникой, когда захотелось поменять живую девочку-маримбу на электронную. Видимо, этот этап тоже надо было прожить: почти три года я играл на электронной маримбе, мы делали перформансы с большим числом «примочек», луперов и так далее.


Но потом этот период прошел окончательно – захотелось вернуть живой тембр, деревянный природный сустейн звучит столько, сколько звучит. Он, собственно и отличает наш ансамбль. Следующим трансформационным этапом стал переход из инструментального коллектива в вокально-инструментальный, и он был связан с появлением в группе очаровательной Татьяны Шишковой, нашей вокалистки.

Смена музыкального звучания отразилась и на стилистике, потому что с появлением вокала и слова,они начали участвовать в выборе жанра. «MarimbaPlus» во многом  - это worldmusic,  а в этом направлении особое значение имеет знание особенности,  характера разных стран, специфики, ритмики и стилистического владения голосом. Нельзя делать что-то в формате «а-ля»: если начинаешь кому-то подражать, это сразу слышно, сразу не интересно. Поэтому мы не подражаем, а погружаемся в стилистику и занимаемся с носителями языка, как это было с проектом по Африке, например.

А что за стиль такой  world music? Как вы сами его определяете?

Татьяна Шишкова: Начну чуть издалека. Все, чем занимается творческий человек, идет изнутри: какой-то внутренний импульс, желание, которое реализуется независимо от внешних причин. Это не так, как если бы я пришла в «MarimbaPlus», и мне пришлось играть worldmusic, потому что ребята этим занимаются: «Сначала надо испанскую, кубинскую ритмику, потом африканскую…». Нет. Так получилось – и я очень ценю этот коннект – что  нам всем уже много лет интересен этот стиль. И на этом общем интересе мы стали «строить» нашу музыку: Лёва написал  новые композиции, я удачно туда «вплелась» голосом.

Как происходит этот процесс? Сначала появляется интерес, в данном случае моим интересом была южно-испанская народная музыка – фламенко. Когда мне было лет двадцать, я просто слушала и повторяла, совсем непрофессионально. После окончания музыкального училища на одном концерте меня попросили выступить вместо другой певицы, но петь надо было на испанском. Я подумала: «Классно! Ну, конечно же, я заменю» (смеётся). Заменила один, второй, третий раз – и поняла, что мне нравится. А раз нравится – значит делаю! Это самое главное. Я начала изучать испанский язык, стилистику исполнения именно этого жанра, а потом поехала в Испанию, где каждая улица Андалусии наполнена моей любимой энергетикой... Так произошло погружение.  После выступлений с испаноязычными артистами, обязательно обмениваемся впечатлениями, и я спрашиваю их мнение: получилось ли у меня это?

Этот цикл повторяется, так происходит профессиональный и духовный рост. Так же произошло и с Африкой. Берешь урок на пару часов, сидишь и слушаешь, слушаешь, повторяешь за певицей, учишься отстукивать ритм вместе с ней, потом она просит тебя петь уже самостоятельно. В каждой культуре есть своя пульсация, свое движение, в некоторых их большое разнообразие. В африканской и испанской музыке мне нравится это богатство пульсаций, нравится разбираться в том, какое при каждой возникает ощущение. Кто-то из тех моих учителей объяснял это очень детально, а когда-то приходилось «идти на ощупь» – просто слушать, понимать и повторять. Вот так мною осваивается стиль worldmusic.


То есть, чтобы заниматься worldmusic важно еще и много путешествовать?

Татьяна Шишкова: Если хочется и есть возможность, то конечно, путешествовать. Если не получается, то можно всегда найти здесь представителей этих культур, нэйтив-спикеров и с ними пообщаться. Можно даже «путешествовать», исключительно сидя в Youtube – в одной комнате получить весь мир.

Лев Слепнер:«MarimbaPlus» - это не только worldmusic, не только этника – мы намного шире. Есть программы тематические, посвященные, например, фламенко. Кроме worldmusic, есть еще и другая авторская музыка, написанная за многие годы. 17 сентября в Московском Планетарии состоится большое шоу, посвященное космосу, и в нем нет ни одной ноты из worldmusic – это современная музыка, с использованием импровизацией, электронных инструментов, технологий.

Почему решили участвовать в SkolkovoJazzScience?

Лев Слепнер: Нам очень приятно, что мы имеем возможность выразить себя среди стольких разных интересных музыкантов. В фестивале представлено много граней, музыкальных жанров. Сейчас любой музыкант (за исключением, быть может, традиционных джазовых коллективов) экспериментирует со звучанием, старается его расширить, прибегнув к  технологиям, инновациям, электроинструментам. Мы тоже активно этим пользуемся, поэтому SkolkovoJazzScience –  это для нас еще одна возможность познакомить слушателей с нашим творчеством. На фестивале мы выступим полным составом: с нами сыграет наш замечательный флейтист, основатель группы, Илья Дворецкий, Сергей Нанкин будет играть на бас-кларнете, на бассете, на кларнете, Виталий Филонов – на трубе, а Михаил Зуев – на тенор-саксофоне. Плюс наша ритм-секция под руководством бас-гитариста Евгения Ярына, у которого полутораметровый педалборд, синтезирующий звук. Чистого баса практически не будет. На клавишах каждый раз в реальном времени будут создаваться совершенно новые, аналоговые звуки, которые нельзя повторить, нельзя сохранить, как на обычном синтезаторе. Даже на следующий день он будет другим, потому что это будет другая волна, другое электричество и совсем иной тембр.


Такой музыкальный импрессионизм. А кто из других участников фестиваля вызывает самый большой профессиональный  интерес?

Лев Слепнер: Мы как профессиональные музыканты любим все, и всегда готовы учиться: взять самое лучшее от каждого музыканта - от традиционных джазовых музыкантов мы берем импровизацию, «момент сиюсекундности», момент состояния. Очень интересен Azekel, с точки зрения широты охвата аудитории и энергетики – нам интересно, как это сделано голосом, например, когда он буквально зомбирует стадионы.

Что скажете о самом формате фестиваля, ведь музыкантом приходится «соперничать» с наукой, или же это не соперничество? Насколько это удачный формат для музыкантов?

Лев Слепнер: Не думаю, что есть какое-либо соперничество. Музыканты и музыка всегда живут в ногу со временем, просто кто-то принципиально хочет использовать в своем творчестве новые технологии, и это отлично, что на фестивале мы имеем возможность слышать разную музыку. Есть такие жанры, которые не меняются – именно за это мы их и любим. Частично, это есть в каждом. Я, например, писал и пишу свои композиции исключительно при помощи карандаша и ластика, хотя есть отличные удобные программы, созданные специально для этих целей. Потихоньку иду к этому (смеётся). Мне просто нравится делать это своей рукой.

Татьяна Шишкова: Между прочим, многие ученые просто обожают сложную, своего рода «математическую музыку». Если подумать, то музыка теми же формулами рисует что-то совсем другое, на других инструментах: сложное произведение - как молекула, и очень увлекательно исследовать ее состав и то, какие энергии, силы и законы движут её атомами. Наука и музыка –  это что-то очень близкое.

Лев Слепнер: Добавлю – исторически так сложилось, что почти каждый крупный ученый играл на каком-то инструменте. И это не случайно. Не только потому, что им так нравилась музыка, но и потому, что это колоссально развивает человека во всех направлениях. Сейчас я вам расскажу: не так давно состоялся эксперимент о влиянии музыки на развитие человеческого мозга, в сравнении с занятием изобразительным искусством, математикой, игрой в шахматы. Критерий был один – все эти активности благотворно влияют на мозг. В течение полутора недель ученые наблюдали за группой детей, каждый из которых занимался одним из перечисленных видов деятельности, и результаты были весьма интригующие: все дети прекрасно себя чувствовали, но на графиках видно, как значительно развился мозг  у тех, кто занимался музыкой.

И я, и Татьяна сами имеем счастье наблюдать этот процесс вживую на наших учениках (музыкальной школы «MarimbaPlus» - прим.редакции). Я вижу, как по мере обучения игре на музыкальном инструменте человек, словно книга, начинает раскрываться сразу и в других областях – оказывается, он умеет и стихи сочинять, и петь у него неплохо получается. Занимаясь музыкой, люди начинают чувствовать себя многогранными, раскрывают потенциал.

Татьяна Шишкова: Вокал – это в первую очередь работа с телом, с его энергиями. Ударная установка, фортепиано хороши для развития координации, сообразительности,чувства ритма, ощущения времени.

Подумалось вдруг, что человек, освоивший все эти навыки при помощи музыки, наверняка предпочитает механическую коробку автомату.

Татьяна Шишкова: Конечно! В работе со своим учениками я всегда привожу этот пример с коробкой и переключением регистров. Спасибо, что напомнили!

  

А что развивает в таком случае маримба? Какие личностные и умственные качества в человеке?

Лев Слепнер: Ударные и любая перкуссия – это шумовые инструменты, работающие в первую очередь с ритмом, а маримба позволяет выражаться гармонически и мелодически. Маримба в этом смысле близка к фортепиано, это инструмент, обладающий ярким узнаваемым тембром. Важно понимать, что это не вибрафон, так часто использующийся в джазе – здесь нет педалей. К маримбе надо привыкать – мы играем одну ноту, а звук расщепляется, и вокалист слышит не ноту, а обертона, и его мозг…

Татьяна Шишкова: …тоже должен «расщепиться» (оба смеются).

Насколько сильно в вашей музыке представлена импровизация?

Татьяна Шишкова: Я думаю, что в целом, это процентов 40.

Лев Слепнер: В «MarimbaPlus» сложилась своеобразная традиция: практически в каждой композиции присутствует импровизация, но она всегда чётко имеет свою структурированную форму, место и время. В традиционном джазе импровизация – это тема, у нас это не является обязательным пунктом к исполнению. У нас есть произведения, где импровизации нет вообще и все высказано, и нам это нравится. Существуют композиции, где мы с удовольствием отдаем место кому-то из солистов. Но это всегда определяется формой самой композиции и необходимостью развития этой формы именно за счет импровизации.

Что для вас самое важное как музыкантов, как в процессе создания композиции, так и на этапе выступления?

Лев Слепнер: Как композитор я пишу музыку, которая мне очень нравится. Ни одна из композиций не была сделана просто ради проекта – всегда проходит через опыт, чувства и эмоции, может, даже какие-то космические порталы. За свою профессиональную деятельность я встречался с артистами, которым все равно, что происходит в зрительном зале. Для меня это иначе:  выступление на публике, ее восприятие, является очень важным фактором. Я понимаю, как будет реагировать человек на ту или иную ситуацию на сцене. Когда мы играем, мы стараемся сделать программу, интересную во всех смыслах: с динамическими подъемами, с моментами, когда можно выдохнуть, а где-то показать прекрасный вокал или инструментальное исполнение. Каждый в ансамбле имеет место для самовыражения, маримба здесь не лидирует в смысле лейтмотива – напротив, маримба часто играет поддерживающую роль, давая другому солисту возможность высказаться. И в нашем коллективе каждому есть,  что сказать.

Как бы вы определили, какое чувство или эмоция преобладает в вашей музыке?

Лев Слепнер: Если говорить о людях после концерта, то я вижу на их лицах, наверное, смесь восторга  с  удивлением. Пока я не встречал слушателя, который ушел бы с нашего концерта разочарованным – каждый находит что-то свое.

Татьяна Шишкова: Вдохновение.

Беседовала Полина Горбачева

Комментарии пользователей

Комментариев нет. Вы можете быть первым.

Оставить комментарий
 

Обновить